Интервью и.о. ректора УГАТУ А.Н. Дегтярёв в программе в программе "Деловая пятница"

17 октября и.о. ректора А.Н. Дегтярёв выступил в программе Римы Сарваровой и Максима Беляева "Деловая пятница" на "Радио России - Башкортостан". Слушайте запись программы, читайте печатный вариант интервью.

Елена Сорокина, директор пресс-центра УГАТУ

 

 

Рима Сарварова: Добрый день, дорогие друзья! В эфире «Радио России – Башкортостан». Очередной выпуск программы «Деловая пятница». Ведущие в студии: Рима Сарварова и Максим Беляев, за режиссерским пультом Люция Тимербаева.

         У УГАТУ новый руководитель - исполняющий обязанности ректора Александр Николаевич Дегтярёв, известный в республике и стране ученый, политик, кандидат технических наук, доктор экономических наук, профессор, академик Российской академии естественных наук, действительный член Петровской академии наук и искусств, бывший председатель комитета Госдумы по науке и научным технологиям, ныне советник, автор свыше 130 научных трудов. Личность, достойная уважения, признания и даже восхищения.  Александр Николаевич Дегтярёв сегодня гость нашей программы «Деловая пятница».

 

Александр Дегтярёв: Ну, во-первых, здравствуйте! Или, скажем, и снова здравствуйте! С большим удовольствием пришел снова в студию на «Радио Башкортостана». Я здесь не был два-три года.

 

Максим Беляев: Ваши ощущения по возвращению в город? Возвращение в ваш родной институт, альма-матер.

 

Александр Дегтярёв:  Относительно города, я думаю, впечатления у всех очень сильные. Я хоть три года и прожил в Москве, но часто бывал в Башкортостане, поскольку здесь работа с избирателями. Оставаясь профессором своего университета, мне приходилось работать и с аспирантами. Здесь диссертационный совет, председателем которого я являюсь. Город меняется на глазах. За последние, скажем, десять лет он до неузнаваемости изменился. Я думаю, что к саммиту ШОС, безусловно, он будет еще великолепнее, это сильно заметно, это отмечают все. Что касается университета, в который я пришел, теперь уже, как и. о. ректора, я должен сказать, что многое там изменилось, но что-то осталось из той атмосферы УАИ, которому были отданы 20 лет моей жизни, самые, можно сказать, золотые. В те годы, когда я, как это принято говорить, становился на крыло. Окончив университет в 1973 году. Еще 15 лет были отданы этому вузу, где произошло мое становление в профессиональном плане, в плане общественно-политической работы, комсомольской, партийной, но самое главное – научной и профессиональной деятельности: как педагога, как ученого. Была защищена кандидатская диссертация, которая дала путевку в жизнь уже как научно-педагогическому работнику. Много интересного! Первое, что я сделал, это побывал на своей родной кафедре. Она тогда называлась «Теория авиационных двигателей», и там мы занимались, в свое время, очень интересным направлением. Я вот, например, занимался ракетной техникой. Я около 10 лет работал на современных военных полигонах. Я был очень горд тем, что моя работа тоже вливается в труд моей республики. Я участвовал в разработке очень серьезных систем, которые работали на обороноспособность страны. Сегодня атмосфера и работа на этой кафедре отличается от того, что было раньше. Кафедра работает над серьезными проблемами, связанными с газопроводной системой. Меня это порадовало. Идут систематические заказы, идет отработка новой техники, технологии для этого очень важного сектора экономики нашей страны, который дает нам не просто хлеб, но ещё и с маслом.

         Стол, за которым я работал, библиотека¸ литература…

 

Рима Сарварова: Вы сказали, даже стенды какие-то сохранились?

 

Александр Дегтярёв:  Стенды, которые мы 25 лет назад вешали. Но они, видимо, не потеряли свою актуальность. 

         В целом УГАТУ серьезно изменился. В первую очередь, в плане его научного потенциала и разносторонности различных исследований.

 

Рима Сарварова: Мне хотелось бы узнать, что Вас сподвигло дать согласие возглавить один из ведущих технических вузов нашей страны?

 

Александр Дегтярёв: Этот вопрос мне задают многие, которые не понимают, почему это произошло. Все хорошо, все отлично: высокая зарплата, в перспективе очень приличная пенсия, дети устроены, жена работает – все хорошо. Но зачем приехал? Посмотрите, как можно было пренебречь тем, что, во-первых, предложение сформулировано руководством республики. Это был первый фактор, который я, как человек ответственный и государственный,  не мог проигнорировать. Второе, если это предложение исходило от Министра образования и науки РФ, было поддержано руководством Госдумы, как я мог к этому отнестись, исходя только из своих личных интересов и эмоций? Ну, и, наконец, решающий фактор был таков, что это мой родной вуз. Мы все «птенцы гнезда Мавлютова», моего учителя, уже покойного ректора УАИ.

         Университет оказался сегодня на этапе, требующем серьезных реформ, которые нужны и высшей школе в целом, инженерному образованию, республике, стране. Оказаться на переднем крае этой работы для меня высокая честь и ответственность, и я принял это решение.

 

Рима Сарварова: Теперь судьбу вуза будем связывать с вашим именем, с чего начнете?

 

Александр Дегтярёв:  Вы знаете, я ведь ученик Мавлютова, а мой учитель всегда говорил: «Испортить дело может один человек, а наладить дело – только команда». Поэтому я человек команды: я создаю команду единомышленников и мы ставим перед собой задачи. Как, опять же, он [Мавлютов, прим.] в свое время говорил: «Надо ставить перед собой такую задачу, чтобы до нее допрыгнуть было невозможно». И только тогда мы сможем эту задачу решить. Он выветрил из нас дух провинциализма. Он говорил, что УАИ только тогда может достичь высот, когда мы его преодолеем в себе. А мы высоты уже достигали, были в пятерке лидеров инженерного образования СССР. Были созданы выдающиеся проекты, мы реализовывали программы «Авиационные технологии». Все вузы авиационного профиля работали в Уфе. Шесть министерств финансировали те программы и проекты, которые были созданы в стенах авиационного института.

         Я должен сказать, что время сегодня выдвигает совершенно новые задачи, еще более масштабные. Вызовы времени диктуются глобальными процессами. Сегодня нет необходимости возле каждого завода ставить свой авиационный, машиностроительный или железнодорожный институт. Процессы глобализации позволяют размещать производительные силы вне зависимости от того, где расположен учебный центр. Мы должны работать на всю Россию – это мы заглядываем в будущее, это наше видение. Мы должны работать на новые точки и регионы экономического роста: это Сибирь, это Дальний Восток, это русский Cевер, это Приазовье. Сегодня много потребностей в инженерных кадрах именно в этих регионах страны. У нас сегодня республика даже не может поглотить всех выпускников технических университетов.

 

Рима Сарварова: Говорят, они нарасхват...

Максим Беляев: Очень много за границей.

 

Александр Дегтярёв: Некоторые специальности пользуются очень большой популярностью. Факультет информационных технологий и робототехники дает специалистов, которые сегодня востребованы, например, в сфере защиты информации. Это одна из глобальных проблем современной экономики в России и в мире. Если сегодня кибер-атакой можно уничтожить не только военный объект, но и гражданский, такой, как гидроэлектростанция. Глобальные техногенные катастрофы сегодня зависят от того, насколько мы  умеем защитить нашу информацию.

 

Рима Сарварова: Вообще, это проблема российского масштаба: поиск высококвалифицированных кадров, рабочих, инженеров. Появляются новые производства, новые идеи, но воплощать их некому. Даже на селе – и то эта проблема стоит! Не могут найти людей.

 

Александр Дегтярёв:  Вы совершенно правы. Я думаю, что здесь так называемая «институциональная ловушка», в которую государство само себя загнало. Почему? Я, как председатель Комитета по образованию Госдумы, был у истоков нового Закона «Об образовании», который был принят в декабре 2012 года. Этот закон пришел на смену предыдущему, принятому в 1992 году, на заре второго пришествия капитализма в Россию. Было время эйфории, демократизации всех процессов. Там было больше эмоций и деклараций, нежели прямых норм, которые позволили бы системе образования не просто удачно адаптироваться в систему рыночных отношений, но управлять этим процессом за счет новых знаний и компетенций. Мы это исправили, но через 20 лет! Наш Закон «Об образовании», это закон «foresight», который заглядывает за горизонт того, что мы с вами видим. Он тоже будет работать, как минимум четверть века. Если б Закон «Об образовании» 1992 года содержал, как одну из норм – обязательное сохранение всех учебных заведений начального профессионального образования за теми предприятиями, которые «распилили» государственную собственность и сделали ее частной. Если бы им вменили в обязанности готовить квалифицированные кадры, я думаю, мы бы не потеряли НПО. Но государство в условиях не только реформ, но и развала экономики не смогло сохранить начальное профессиональное образование.

 

Рима Сарварова: Поэтому сейчас очень остро стоит проблема квалифицированных рабочих кадров, которые вместе с инженерами смогут реализовать программу инновационного развития экономики.

 

Александр Дегтярёв: Мы с вами совершенно четко видим, что инновационное развитие экономики напрямую зависит от инновационного развития образования. Моя миссия и миссия той команды, которая сегодня формируется в УГАТУ, а это на 99%, работающие в университете, профессора, преподаватели, сотрудники. Я не собираюсь, как слон в посудной лавке, делать замены. В вузе много талантливых людей. Самое главное – мы должны сформулировать, разработать и реализовать на практике масштабную программу развития, которая бы отвечала глобальным вызовам, таким как демографическая ситуация, членство в ВТО, участие Болонского процесса, проблемы импортозамещения, санкции Запада и так далее… Это означает, что мы сегодня должны быстро, как в условиях военного времени, перенастраивать наше производство на новую технику и технологию. Вы знаете, это хороший стимул! Стране нужны не только яблоки, помидоры и картошка, ей нужны новые виды техники и технологии. Да, у нас есть нефть и газ, мы с помощью этого инструмента и товара многое приобретем, но самое главное – мы должны приобрести уверенность в наших собственных силах.

 

 

Рима Сарварова:  В эфире «Радио России – Башкортостан», очередной выпуск программы «Деловая пятница». Напоминаю, сегодня у нас в гостях исполняющий обязанности ректора УГАТУ Александр Николаевич Дегтярев. Продолжаем нашу беседу.

Александр Николаевич, что вы можете сказать о связях УГАТУ с другими вузами республики?

 

Александр Дегтярёв: Например, мы сегодня с руководством УГНТУ пришли к соглашению о том, что нам нужно иметь широкомасштабный договор о сотрудничестве, чего раньше не было. Это же удивительно! Мы хотим дружить, сотрудничать, участвовать в совместных разработках. Сегодня инженеры-моторостроители нужны в нефтяной отрасли. В свою очередь, те исследования, которые проводят нефтяники в области гидрогазодинамики, мы используем с авиационно-космической технологии. Например, наши химики разрабатывают добавки к топливу, которое будет использоваться в освоении русского Севера. Понимаете, поиск такого реального сотрудничества и консолидации усилий должен дать синергетический эффект. Мы, по крайней мере, стараемся свою стратегию выстроить исходя из этого. Конечно, взаимодействие с другими вузами, с Академией наук РБ, где много талантливых ученых, необходимо. Мы вуз самодостаточный, тем не менее, мы понимаем, что развиваться нужно. Никаких планов, которые бы предусматривали присоединение кого-то к УГАТУ, соединение с кем-то УГАТУ, у нас нет. Это исключено. У нас есть своя ниша на рынке труда, где инженеры востребованы. Там, где недостаточно, мы будем наращивать свой потенциал.

         Например, приведу ту сферу, которая интересна каждому жителю нашей республики, особенно в городах - ЖКХ. Это сегодня эпицентр инженерных технологий и техники и наши инженеры к этому готовы. Мы хотим развернуть свою деятельность в этом направлении, создать свой факультет ЖКХ.

 

Рима Сарварова: То есть это будет новый факультет?

 

Александр Дегтярёв: Да. Это одно из направлений, где мы точно не пересекаемся ни с педагогами, ни с экономистами, ни с филологами, ни с ботаниками, ни с нефтяниками.

 

Рима Сарварова: Это уже прикладная наука? Вы будете делать ставку и на фундаментальную и на прикладную науку?

 

Александр Дегтярёв: Фундаментальная наука закладывает основы всех прикладных исследований, поэтому сочетание этих направлений – есть суть университетской.

 

Рима Сарварова: Александр Николаевич, мы ознакомились с вашей биографией и знаем, что вы изучали важную экономическую проблему: тему предпринимательства в Башкортостане в реформенный период с 1865 года, а это год образования Уфимской губернии, до начала 21 века. Такой интересный исторический экскурс, связанный с исследованием экономических процессов, но это уже в прошлом.

Максим Беляев: Ваша диссертация была связана с предпринимательством.

 

Александр Дегтярёв: У нас в университете есть факультет экономики и управления, правда, мы в отношении этого факультета намерены также некоторые изменения произвести, потому что мы должны работать на реальный сектор экономики. УГАТУ – инженерный вуз, а не экономический, это четко нужно понимать. Поэтому этот факультет должен быть как факультет отраслевой экономики. Но предпринимательство – есть часть всех направлений экономической деятельности. Малый и средний бизнес во всем мире и в России занимает все больше и больше рынка производства – это нормально. В рамках курсов по экономике и менеджменту это всё есть, мы будем работать в этом направлении. Но я не хотел, чтобы выпускники УГАТУ, получающие дипломы инженеров по авиационной технике, по информационным технологиям занимались производством печенья и хлеба, работая в столовых и ресторанах. Для этого есть другие вузы, пусть они готовят эти кадры.

 

Максим Беляев: Александр Николаевич, скажите, пожалуйста, сегодня речь идет о глобализации. Сегодня идет речь о том, что каждый российский университет должен иметь цитирование в международных журналах, должен включаться в международный консорциум. Что-то с международным уклоном в ближайшее время вы видите? У нас предстоят ШОС, БРИКС. Когда студенты Вьетнама, Китая начнут учиться в технических вузах? Вернутся, точнее, как это было в советские времена.

 

 

Александр Дегтярёв: Сейчас у нас должны появиться студенты из Ирана, которые хотят получать техническое образование для подъема своей экономики, промышленности и вооружения. Точно также заинтересованы в фундаментальной подготовке, которые дают российские технические университеты, в том числе и наш, такие страны, как Китай, с которым у нас не просто налаживаются, а уже наладились серьезные отношения. Я думаю, что после эпохи санкционной войны к этому повернутся и другие страны. Может быть, не такие страны, как Германия, Великобритания, Франция и США – немало и других стран, которые заинтересованы в сотрудничестве с нами.

         По поводу рейтинга вузов, о котором я между строк прочитал в вашем вопросе. Поскольку речь шла о цитировании, я должен вам сказать следующее:  я читал лекции в Сколково для менеджмента 15 университетов России, отобранных для участие в эксперименты 5/100. Читали мы вместе и с американцами, и с французами… Я обнаружил, что наши научные мысли ничуть не хуже западных. Мы дискутировали на эту тему со многими специалистами, тем более что я работаю в Академии наук, проблематику знаю. Почему наши многие ученые не попали в Топ-100 среди ведущих ученых мира по цитируемости? Да потому, что совсем до недавнего времени все наши разработки, особенно в области высоких технологий, были разработками двойного назначения. Это означает только одно: режим секретности не способствовал дальнейшему развитию этих исследований.

         Наша экономика им [западу, прим.] не интересна, наша педагогика коренным образом отличается от педагогики континентальной Европы, англо-саксонской модели, китайской модели – вот и все: все просто, понятно и объективно. Я считаю, что гнаться за цитируемостью в тех исследованиях, которые имеют значение для безопасности нашего государства не нужно. Пусть мы будем не в первой сотне по показателям, зато мы сможем обеспечить свою собственную безопасность. По поводу цитируемости, конечно, мы будем стремиться к тому, чтобы это было. Мы настраиваем наших ученых на то, чтобы здесь развиваться. Вот простой пример, я являюсь одновременно главным редактором журнала РАН, называется «Экономика. Управление и тренды». Он входит в московский издательский холдинг «NotaBene», в котором издается 45 журналов, в том числе электронные и бумажные. Они заточены на то, чтобы дать возможность ученым, участвующих в публикациях, общаться со своим научным сообществом во всем мире. Этот холдинг включает в себя специалистов США, Китая, Европы, России. Я сейчас хочу, как ректор УГАТУ, вмонтировать наш журнал «Вестник УГАТУ» в эту цепочку взаимодействия научного сообщества. Я вас уверяю, что через полгода в этой студии смогу сказать, что цитируемость моих ученых повысится. А рейтинги – это социальный заказ тех, кто хочет в эти рейтинги провести группы своих университетов. И потом, показатели этих рейтингов разные. С Виктором Антоновичем Садовничим, ректором МГУ мы обсуждали эти проблемы. Теперь создана своя собственная российская система рейтинга. Она создана под наши реалии, наши критерии. Он мне говорит: «Если мы введем в качестве критерия такой показатель, как количество спутников у каждого университета – все! Ни китайских, ни американских, ни английских там не будет, потому что там будет только МГУ. Только у МГУ есть два спутника земли, которые находятся в собственности МГУ».

 

 

Максим Беляев: Александр Николаевич, вопрос к вам, как к бывшему председателю Комитета по образованию. Оптимизация вузов: когда некоторые вузы были объединены с головными и создались такие, как Уральский государственный университет, Казанский федеральный университет. Два года там шла перетрубация. Это действительно управленческий процесс очень сложный. А какая цель была? Мы хотим догнать западные университеты?

 

Рима Сарварова: Это от бедности, мне кажется.

 

Максим Беляев: Остановится ли этот процесс или продолжится укрупнение вузов дальше?

 

Александр Дегтярёв: Ни то, ни другое. Ни догнать мы никого не хотим, ни от бедности это происходит. Это естественный процесс,  который происходит во всех сферах экономической деятельности. Ведь высшая школа – это производство, в котором нашей продукцией являются наши выпускники, обладающие определенными знаниями и компетенциями. Они востребованы государством, экономикой и частным сектором. Продуктом, который дает им их прибавочную стоимость. Чем мы лучше подготовим выпускников, тем будет полезнее для всех потребителей этой продукции. Пусть на меня не обижаются мои студенты: если говорить экономическим языком и терминологией – то все понятно.

         Так вот во всем мире, во всех экономиках, при всех режимах управления, процессы слияния и поглощения были естественным и нормальным процессом, потому что в этом случае происходит оптимизация всех видов ресурсов для целей повышения эффективности производительности труда и качества продукции. И это не делали мы, это в системе образования только потому, что мы этого не понимали или только потому, что нам необходимо иметь в каждом небольшом городке свой филиал чего-то. Мы создали столько этих филиалов, где высшее образование дать невозможно. Вот задумайтесь, почему у нас создавались филиалы в основном гуманитарного профиля? Почему нет филиалов такого количества технического профиля? Потому что, тяжело и сложно, а для гуманитариев: рот закрыл, рабочее место убрано – все. Ничего больше не нужно. Умный преподаватель, компьютер, доска и все. А для технического и инженерного образования нужно фундоемкое образование: нужны станки, установки, нефтяникам нужны скважины и так далее. Поэтому этот процесс он объективно необходим, но делать это топорно, грубо, не задумываясь о последствиях, конечно, нельзя. Оптимизация достигается путем вдумчивого, системного подхода к этому процессу. К сожалению, для нас компанейщина имеет место быть. Поэтому я и сказал в начале нашей встречи, что УГАТУ не намерен ни с кем ни соединяться, ни присоединять, ни разъединять и так далее. Нам нужно в формате нашего инженерного вуза, где широкий спектр инженерных специальностей, по сути дела политехнический по своей направленности, выйти на новые уровни качества образования и востребованности инженеров на рынке труда.

 

 

Рима Сарварова: Для тех, кто недавно включил радио и заинтересовался нашей беседой хочу сказать, что в эфире «Радио России - Башкортостан» очередной выпуск программы «Деловая пятница», ведущие в студии: Рима Сарварова и Максим Беляев, за режиссерским пультом Люция Тимербаева. Сегодня у нас в студии замечательный гость, Александр Николаевич Дегтярев, исполняющий обязанности ректора УГАТУ, известный в республике и стране ученый, политик, кандидат технических наук, доктор экономических наук, профессор, академик Российской академии естественных наук, действительный член Петровской академии наук и искусств, бывший председатель Комитета Госдумы по науке и научным технологиям, ныне советник, автор свыше 130 научных трудов. Мы продолжаем нашу беседу по поводу развития экономики и промышленности. Хотелось бы услышать ваше мнение: такое впечатление, что у нас не осталось своих предприятий. Там сидят какие-то сторонние хозяева?

 

 

Александр Дегтярёв: С точки зрения экономики и экономической целесообразности, вовсе необязательно, чтобы на каждом углу сидел свой собственный местный хозяин. Потому что, если процессы глобальные требуют таких коммуникаций и быстрого обмена информационными ресурсами, финансовыми ресурсами – не важно, где это производство. Важно то, где результат этого производства. Я, например, считаю, что мы — законодатели ещё не в полной мере понимаем те экономические эффекты отрицательные от того, что люди наши из Башкирии ездят на «севера» вахтовым методом. Они же должны получать зарплату здесь и налоги сюда приходить, они получают зарплату там и налоги платят там, а наш бюджет не получает от этого ничего. Мы направляем туда людские ресурсы, создаём там добавочную стоимость, но мы от этого ничего не получаем, кроме того, что они сюда приезжают, деньги тратят.

 

Максим Беляев: Вопрос к Вам, как к ректору: Университет будет получать деньги от того, что он обучает студентов или всё-таки будущее университета в том, что он будет создавать технологии, продукт?

 

Александр Дегтярёв: Сегодня в университете научный продукт составляет 350 миллионов рублей. То есть, разработки на 350 миллионов, я считаю, это мало. Консолидированный бюджет университета — два с небольшим миллиарда — это мало. У нас учится 20 тысяч студентов. В нём работает свыше трёх тысяч сотрудников и преподавателей. Этот потенциал ещё не в полной мере реализован. Я полагаю, что мы должны выходить на более высокие планки, 500, 600, 800 миллионов, миллиард, вот это да! Наша задача сохранить общий тренд наращивания научного интеллектуального потенциала коллектива в целом, но его нужно диверсифицировать в целом, как систему подготовки кадров, направлять на те направления, которые дают отдачу. Мы не можем жить только за счёт бюджетных средств. Бюджетные средства идут по нормативу, в основном, только на оплату труда, на компенсацию затрат, связанных с оплатой налогов. Всё! Это вот и есть нормативы! Всё остальное — то, что сами. Не потопаешь, не полопаешь! Поэтому, когда от нас требуют повышения заработной платы для ППС, которая должна быть в два раза больше, чем средняя по региону — это всё то, что мы заработаем сами. Без зарплаты, без реальной заинтересованности в результатах своего труда — и в виде продукции, и в виде материального вознаграждения, что вполне естественно, сейчас на «энтузазизме» строить глупо производственные отношения. Мы должны в этом плане работать.

 

Рима Сарварова: Александр Николаевич, в октябре День Комсомола, 29, будете отмечать?

 

Александр Дегтярёв: 24 числа собираются комсомольцы ХХ века, стройотрядовцы для того, чтобы друг на друга ещё раз посмотреть. Мы недавно собирались в Кремлёвском Дворце съездов, это было в прошлом году. Юбилей комсомола мы отмечали. Конечно, будем встречаться. У нас есть такая традиция. УГАТУ был организатором лидеров студенческого строительного движения. Я сам был в 68-ом году первый раз в студенческом отряде, а потом это было все последующие годы. У меня очень хорошая память об этом времени. Если помните, я Вам сказал, что УАИ — это тот ВУЗ, тот центр образовательной и общественной деятельности, где мы молодые встали на крыло. Конечно, с благодарностью это время вспоминаем.

 

Рима Сарварова: Спасибо огромное!

 

Максим Беляев: Надеемся, что не последний раз Вы у нас в гостях...

 

Александр Дегтярёв: Хорошо. Я готов держать ответ перед нашей очень взыскательной аудиторией в республике. По части, где мы являемся специалистами. В чём мы компетентны. И очень расчитываю на то, что жители  и Уфы и других городов и весей нашей республики понимают, что УГАТУ — это лучший ВУЗ!

 

Рима Сарварова: Успеха Вам!

 

Александр Дегтярёв: Спасибо большое!

 

 

 

 

 

Скачать запись эфира