Звёздный час Алексея Леонова

Вечерняя Уфа, №49(12697) от 14 марта 2015 года

Ровно 50 лет назад - 18 марта 1965 года - человек впервые вышел в открытый космос. Это наш соотечественник, космонавт Алексей Леонов.

Дважды Герой Советского Союза Алексей Леонов был зачислен в первый отряд космонавтов в 1960 году. В марте 1965-го совместно с Павлом Беляевым он совершил полет в космос на корабле “Восход-2”, в ходе которого первым в истории вышел в открытый космос. Алексей Леонов продемонстрировал незаурядное хладнокровие и умение ориентироваться в нештатной ситуации, которая случилась. Раздувшийся от внутреннего давления скафандр не позволял ему вернуться в шлюз. Космонавт частично “стравил” давление и смог совершить невозможное.
Второе испытание ждало экипаж при возвращении на Землю - отказала автоматическая система посадки. Беляев вручную сориентировал корабль, включив тормозной двигатель. В итоге “Восход - 2” совершил посадку в нерасчетном районе - в глухой пермской тайге. Только 21 марта на лыжах с помощью двух лесников (которых спустили с вертолета на помощь космонавтам) Леонов и Беляев добрались до поляны, где их смог забрать вертолет.
В 1965-1969 годах Леонов входил в группу советских космонавтов, которых готовили к облету Луны и посадке на спутник Земли.
Первый полет по этой программе планировался на 8 декабря 1968 года. Однако его отменили из-за недостаточной надежности ряда систем ракетоносителя “Протон” и лунного корабля.
Алексей Леонов был главным из двух кандидатов на осуществление посадки на Луну на корабле Л-3. Увы, но СССР после смерти Сергея Королева проиграл США в “лунной гонке”: советская программа была полностью закрыта.
Кто знает, как бы завершилась та лунная экспедиция на не вполне доведенных кораблях? Судьба не единожды хранила Леонова.
В 1971-м он был командиром основного экипажа “Союз-11”. Накануне старта по медицинским показателям “добро” не получил член экипажа Валерий Кубасов. По существующим и по сей день правилам в такой ситуации меняется весь состав. Полетели дублеры - Добровольский, Волков, Пацаев. При спуске вследствие разгерметизации спускаемого аппарата весь экипаж погиб.
А новый звездный час Алексея Леонова наступил в 1975 году, когда совместно с Кубасовым он совершил второй полет в качестве командира космического корабля “Союз-19” по первой международной программе “Союз-Аполлон” (ЭПАС). Свыше 20 лет (с1971 по 1991 год) Леонов был заместителем начальника Центра подготовки космонавтов имени Юрия Гагарина.
Он хорошо известен как художник - именно благодаря его рисункам впервые была передана богатая цветовая палитра космоса.
В последние годы Леонов - советник первого заместителя председателя совета директоров “Альфа-банка”. Благодаря башкортостанскому филиалу “Альфа-банка” в канун 50-летия первого выхода человека в открытый космос удалось передать Алексею Архиповичу вопросы уфимских школьников и студентов УГАТУ. Он очень внимательно и доброжелательно отнесся к просьбе молодых уфимцев и обстоятельно ответил на все вопросы и более того - прислал свой портрет с пожеланиями в адрес студентов УГАТУ.
Печатаем некоторые из ответов космонавта.
- Осознали ли вы хрупкость Земли в масштабах Вселенной?
- Самым незабываемым впечатлением стал вид нашей Земли из космоса. Представьте себе что-то громадное, как гигантский глобус, который разворачивался у меня на глазах. Сразу можно было увидеть и Черное, и Балтийское море, Болгарию, Румынию, Италию и Калининградскую косу. За 12 минут я “прошагал” от Черного моря до Енисея - это 6 тысяч километров.
- Спорт и физическая подготовка помогли вам в космосе и после нештатного приземления?
- По инструкции я должен был вплывать в шлюз ногами вперед. После нескольких неудачных попыток, не спросив разрешения Земли (знал, что начнется совещание специалистов, а время у меня было ограничено - пять минут осталось до входа в тень, 30 минут - на дыхание), пошел вперед головой - ухватился руками за обрез люка и с большим трудом “пропихнул” себя в шлюз. Спасла физическая подготовка: каждой рукой я тогда выжимал девяносто килограммов.
- Как выход в открытый космос изменил вашу жизнь? Чего вы ждали и что в итоге получили от полета? Хотели бы вы еще раз пережить те ощущения, которые испытали при выходе в открытый космос?
- В космосе происходит изменение восприятия пространства и времени. Мы за сутки пролетали 17 земных суток. И здесь надо психологически себя настроить на отсчет времени. Или будешь 17 раз ложиться спать и подниматься, или ты возьмешь новую модель и привяжешь ее к земному времени. У меня было на руке трое часов - московское время, время полета и хьюстоновское время.
Первые ощущения при выходе в открытый космос - необыкновенная тишина. Такая, что я слышал свое тяжелое, натужное дыхание. Звезды видны совсем не так, как на Земле. Они и сверху, и снизу, и сбоку.
Плавал в открытом космосе 12 минут. А весь выход, начиная от люка корабля и заканчивая возвращением, занял 22 минуты. Но в моем скафандре и “жизни” было всего на 45 минут - в то время это считалось пределом возможности техники. Покинув корабль, я находился в безопорном состоянии - не было площадки для фиксации ног, я мог фиксировать себя только руками, держась за поручни шлюза. Но надо было выполнить такие операции, которые можно сделать только двумя руками. Например, с кораблем меня связывал фал длиной 5,5 м, шла связь и телеметрия. Прежде чем вернуться в корабль, предстояло этот фал собрать в бухту, а через каждые 40 сантиметров на нем находились кольца, которые надо было надеть на защелку. Я, чтобы смотать этот фал, потерял много сил.
Произошла серьезная деформация скафандра. Пришлось сбросить давление. Я находился на грани катастрофы. Но из ситуации выкарабкался - поменял схему входа в корабль: вместо того чтобы идти вперед ногами, решил двигаться вперед головой. Держа в одной руке телекамеру, этой же рукой я схватился за леер (протянутый вокруг корабля трос - “альфа-навигатор”), толкнул кинокамеру внутрь, а потом уже другой рукой схватился за левый леер и втащил себя внутрь шлюзовой камеры. Чтобы идти ногами вперед, надо было разворачиваться - это была очень сложная, тяжелая физически операция. Каждый шаг на грани. Но именно благодаря тому, что я работал в экстремальных условиях, потом стало возможным сделать выводы, как этого избежать.
- Какие чувства вы пережили после закрытия “Лунной программы” в СССР?
- Когда полетели “Аполлоны”, наша лунная программа была свернута - это одна из серьезнейших ошибок руководства - заместителя генерального конструктора Василия Павловича Мишина и тех из цэковской верхушки, кто “курировал космос”. Был упущен громаднейший задел... Мы могли облететь Луну раньше американцев на полгода. Шесть кораблей летало без экипажа, все возвратились. Если были аварии ракеты “Протон”, то не по вине конструктора, а по вине наземных служб, которые в одном случае перепутали плюс с минусом, в другом - в топливный бак вставили заглушку с другого двигателя... Спустя много лет у меня состоялся откровенный разговор с Мишиным. Он мне сказал: “Мы не полетели к Луне, потому что ракета “Протон” была ненадежная”. Василий Павлович лукавил. Просто ракета “Протон” была сделана на конкурирующем предприятии, которым руководил Владимир Николаевич Челомей... Сам Мишин возглавлял НПО “Энергия”, на котором они готовили свою ракету “Н-1” - та четыре раза взорвалась и не пошла... Им хотелось протащить свое детище. А ракета “Протон” до сих пор летает, выводит на орбиту 22 тонны груза, все тяжелые спутники и станции запущены этой ракетой...

Сергей КАМЕНЕВ,
доцент УГАТУ.
Фото автора.